«Клетка» да «устрашение»: как Компартия Китая дисциплину укрепляет

Международное радио Китая 2018-02-08 16:27:29
Отправить
ПОДЕЛИТЬСЯ
Share this with Close
Messenger Messenger Pinterest LinkedIn

В 2018 году Всекитайское собрание народных представителей – высший орган государственной и законодательной власти КНР – примет пятые по счету поправки к Конституции. Важнейшей из них станет включение в Основной закон идей Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой в новую эпоху. В списке идей этих под пунктом номер 14 значится «всестороннее устрожение партийной дисциплины и борьба с коррупцией». В октябре минувшего года это дополнение было внесено и в устав правящей в КНР Компартии Китая.

Закрепление этих положений в двух главных документах всея КНР свидетельствует об одном: искоренение коррупции стало вопросом жизни и смерти для страны и правящей в ней партии. Понимание этого факта окончательно оформилось с приходом к власти нового руководства во главе с Си Цзиньпином. В ходе первой же после смены высшего руководства сессии ВСНП коррупция была официально названа «врагом номер один» китайского государства. Представители политической элиты прямым текстом заявили, что коррупция способна «развалить коммунистическую партию и разрушить государство».

Председатель КНР и генсек КПК Си Цзиньпин призвал в борьбе со мздоимством и казнокрадством следовать принципу «отрубить укушенную змеей руку, чтобы не допустить отравления всего организма». «Рубят» с плеча: за прошедшие пять лет в Китае около 1,5 млн чиновников понесли дисциплинарные и административные наказания за «нарушение партийной дисциплины». Около 58 тыс. функционеров по обвинению в коррупции предстали перед судом. Большинство наказанных - т.н. "мухи" - коррумпированные кадры из администраций и партийных организаций уездного или более низкого уровня. Но есть и много «тигров» - небожителей из верхних эшелонов власти. Антикоррупционные расследования проведены в отношении более чем 440 чиновников в ранге министра, 8900 – в ранге замминистра или начальника департамента.

На достигнутом власти останавливаться не собираются. В 2018 году Политбюро ЦК КПК примет очередной пятилетний план антикоррупционной работы. Предыдущий был рассчитан на 2013-2017 гг. и принес ощутимые результаты.

Во-первых, была расширена нормативно-правовая база борьбы с коррупцией. Задача ее искоренения была закреплена не только в уставе КПК, но и в стратегических  установках нынешнего руководства, наиболее узнаваемая из которых - политика четырех всеобъемлющих аспектов (это всеобъемлющее построение общества среднего достатка, всеобъемлющее продвижение реформ, всеобъемлющее обеспечение верховенства закона и всеобъемлющее укрепление партийной дисциплины). Во внутрипартийных документах коррупция названа одной из «четырех главных угроз» КПК наряду с «моральным разложением, некомпетентностью и отрывом от народных масс». Там же обозначены «две исторические задачи» на долгосрочную перспективу: противостояние коррупции и повышение эффективности работы партийных и правительственных органов.

Во-вторых, четко определены принципы борьбы с коррупцией. Наиболее известная стратагема в этой сфере – «борьба с тиграми и мухами», которая предполагает противодействие мздоимству и казнокрадству на абсолютно всех уровнях партийной и государственной власти. Под «гребенку» антикоррупционной чистки попали даже такие небожители, как экс-министр общественной безопасности, бывший член постоянного комитета Политбюро ЦК КПК Чжоу Юнкан, заместитель председателя Центрального военного совета КНР, генерал Сюй Цайхоу.

Власти также значительно расширили географию антикоррупционной борьбы: теперь нечистым на руку чиновникам не скрыться даже за границей. Специально для их отлова с 2014 года была развернута масштабная кампания «Охота на лис». Лишь в 2017 году в ее рамках в КНР было репатриировано 347 проворовавшихся беглых чиновников и членов партии.

В-третьих, выявлены появившиеся в  ходе антикоррупционной кампании вопросы и найдены пути их решения. Китайские наблюдатели без обиняков признают, что «великий поход» против коррупции отчасти ударил по экономике. Напуганное всеобъемлющими проверками чиновничество стало следовать принципу «не совершает ошибок тот, кто ничего не делает» - многие попросту сидели, сложа руки, чтобы не привлекать внимание инспекторов. Результат не заставил себя ждать: начали пробуксовывать экономические реформы, прежде всего – в госсекторе, о чем с отчаянием писала национальная пресса. В августе 2015 издание «Гуанмин жибао» при отделе пропаганды ЦК КПК прямо заявило: «Размах сопротивления реформам превысил все самые пессимистичные прогнозы». Чтобы решить проблему экономической стагнации, власти передали инициативу развития в руки частного бизнеса. Ставка сработала: по итогам 2017 года темпы роста национальной экономики увеличились впервые с начала десятилетия, составив 6,9% против 6,7% в 2016-м.

Многие отмечали, что борьба с коррупцией нетранспарентна и не поддается контролю со стороны общества. В ответ на это на одном из заседаний Центральной комиссии КПК по проверке дисциплины было отмечено: «Власть должна сидеть в клетке строгих ограничений, ключи от которой должны находиться у народа». «Народный контроль» за борьбой со мздоимством начал шириться еще с 2013 года: в июле китайские разработчики ПО для смартфонов запустили приложение, позволяющее фиксировать и сообщать о фактах коррупции и злоупотребления должностными полномочиями. ПО позволяет оперативно связываться с правоохранительными органами как по телефону, так и через интернет, содержит справочник о том, что подпадает под понятия коррупции и злоупотреблений служебными полномочиями.

В-четвертых, определен задел антикоррупционной борьбы на будущее. Цели обозначил сам Генсек КПК, председатель КНР Си Цзиньпин на XIX съезде Компартии Китая в октябре минувшего года. Глава китайского государства подчеркнул, что КНР не просто продолжит масштабную антикоррупционную кампанию, но и займется созданием системы профилактики коррупции. «Следует стимулировать антикоррупционное законодательство, создать площадки изобличения и представления соответствующих донесений

В работе по укреплению партийной дисциплины борьба с коррупцией – далеко не единственное направление. Рука об руку с ней идет кампания по «сворачиванию красных дорожек», которая предполагает борьбу с бюрократизмом, формализмом и сибаритством чиновников. Власти дали понять: пристрастие функционеров к роскоши резко подрывает имидж Компартии и государства, угрожая их легитимности. В ноябре 2013 года Госсовет КНР одобрил официальные правила по борьбе с сибаритством аппаратчиков. Документ содержит 12 разделов и 65 параграфов. В нем, в частности, запрещаются нецелевое использование служебного автотранспорта, проведение шикарных приемов за госсчет, необоснованные поездки за границу за бюджетные средства и т.д.

Антикоррупционная борьба, корректировка партийного имиджа и стиля работы, повышение идеологической сплоченности – не сегодня именно в этом триединство кампании по повышению партийной дисциплины в правящей в КНР Компартии. Китайские и зарубежные историки признают: помимо прочих факторов именно высокий уровень дисциплины в свое время помог китайским коммунистам выиграть в гражданской войне с националистами, а затем - обеспечить поступательное развитие КНР. Партийная дисциплина – важнейший фактор устойчивости самого многочисленного в мире политического объединения, в рядах которого сегодня насчитывается 89 миллионов человек. Поэтому «Великий поход» против коррупции, за повышение партийного имиджа и дисциплины, действительно, «дело жизни и смерти» для КПК. Как пелось в старой советской песенке, «У похода есть начало, а конца похода нет»… 

(Автор:  Константин Щепин)

ПОДЕЛИТЬСЯ

САМЫЕ ЧИТАЕМЫЕ

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

В Хабаровске прошло мероприятие по случаю праздника Весны
В 2017 году грузооборот через комплексную беспошлинную зону Суйфэньхэ увеличился в три раза
В Пекине пройдет 400 праздничных мероприятий по случаю китайского Нового года
В городе Цзинань стартовал Китайско-российский фестиваль циркового искусства
Первая Всекитайская интеллектуальная спартакиада пройдет в Ханчжоу
В Шанхае работал временный магазин «We Life»