Экскурс в культуру Китая
Три поколения табунщиков – одна искренняя любовь к лошадям
  2015-10-13 15:49:14     Международное радио Китая
  

Город Чжанъе

В одном пастбище

Три поколения табунщиков

Предлагаем вашему вниманию специальную программу — «Новая история в древнем шелковом пути».


скачать аудиофайл

На северо-западе провинции Ганьсу на высокогорном плато раскинулось огромное зеленое пастбище. Здесь потрясающий ландшафт и изменчивый климат, частые дожди. Сегодня снова льет дождь. Держа над головой зонтик, Ли Чжэнпинь стоит у входа в Музей Шаньданского пастбища. Он ожидает запоздавших из-за дождя посетителей издалека. Наконец гости прибыли. Ли Чжэнпинь начинает экскурсию.

«Согласно историческим данным, начиная с династии Западная Хань (206 год до н. э.—9 год н. э.) Шаньданьское пастбище считалось королевским и являлось одним из важнейших военных пунктов Китая. Его площадь превышает 2000 квадратных километров. Шаньданьское пастбище серьезно повлияло на ход истории Китая...»

В отличие от обычных экскурсоводов, на лице Ли Чжэнпиня нет дежурной улыбки. В повествовании об истории пастбища он перепрыгивает с одного исторического периода на другой. Но каждая фраза наполнена эмоциями. На самом деле, Ли Чжэнпинь – не гид. Он – потомственный погонщик лошадей. Ли рассказывает не просто историю Шаньданьского пастбища, а и историю трех поколений своей семьи.

«Мои предки жили в провинции Цинхай. В 20-30 годы прошлого века, на родине было неспокойно. Дед решил всей семьей сняться с насиженного места и уехать в уезд Нинлэ провинции Ганьсу, где семейство начало разводить лошадей и скот на Шаньданьском пастбище. В 1958 году в стране проводилась политика государственно-частного партнерства. Отец передал государству всех лошадей и овец и мы стали рабочими пастбища».

Старая поговорка гласит: «Нет места в Китае богаче, чем запад района Лун». Лун - старинное название нынешней провинции Ганьсу. Там на лугу Ханьян и расположено пастбище. В течение 1500 лет с династии Хань, в этом регионе развивали кочевую культуру и коневодство. Но с конца правления династии Цин (1644-1911гг.) из-за череды войн и до самого образования КНР пастбище было в упадке. Это был худший период за всю его историю. На плечи первого поколения табунщиков, рожденных в 30-е годы прошлого столетия, в том числе и отца Ли Чжэнпиня, было взвалено непосильное бремя возрождения пастбища.

«Тогда на пастбище не было даже малейших бытовых удобств – только кони. Зимой отец и другие табунщики жили в конюшнях, а летом вели табуны на юг Ганьсу и даже в Цинхай. Если днем еще справлялись, то ночами условия были невыносимыми. Табунщикам, одетым лишь в фетровую одежду, под проливным дождем, уследить за табуном было очень сложно. Нередко кони подходили к самому краю скалы. Людям приходилось постоянно бороться с природой за жизнь табуна и свою собственную жизнь».

В 60-70 годы, правительство КНР обратило свое внимание на Шаньданьское пастбище. Для восстановления региона со всех уголков страны прибыли тысячи военнослужащих и специалистов в сфере сельского хозяйства. В короткие сроки пастбище начало развиваться. Рабочие переехали из землянок в одноэтажные бараки с водопроводом.

«Это было второе рождение. Число коней на пастбище достигало 88 тысяч голов. Мы обеспечивали потребности китайской кавалерии на две трети. В 70-е годы было создано множество подсобных хозяйств, промышленных и сельскохозяйственных объектов. Мы стали лучшим хозяйством в Китае и воспитали множество специалистов. В решении самых сложных проблем нам помогали советские специалисты».

В тот период стремительного развития на пастбище рождилось новое поколение табунщиков, в том числе и Ли Чжэнпинь. По его словам второе поколение лошадников было счастливым. И не только потому, что получили нормальные бытовые условия. Его поколению удалось расширить кругозор. Эта возможность появилась благодаря тому, что в 1968 году к ним приехало 600 образованных молодых людей.

«Эта молодая интеллигенция выступила в роли учителей. Они научили нас культуре и искусству, дали научно-технические знания. В то время, грамотность открывала огромные возможности. Пастбище быстро развивалось и внесло вклад в строительство нового Китая».

Главное достижение тех лет – выведение Шаньданьского коня. Это уникальная порода лошадей, над которой китайские специалисты работали почти 30 лет. Она выведена на основе советских кавалерийских пород. В 1985 году создатели породы получили высшую военную премию и государственную награду за достижения в науке и технике. В чем же уникальность этого коня?

«В 1986 году, парень по имени У Шули, любитель лошадей, решился на авантюрное путешествие. Арендовав четверку шаньданьских коней, он отправился из города Чифен (северно-восточный пункт Китая), перешел через перевал Тангулла высотой 5320 метров над уровнем моря, затем прошел 16 тысяч километров до самой южной точки страны – города Хайкоу и завершил путешествие в Гуанчжоу. По словам У Шули, шаньданьского коня отличает невероятная выносливость. Это действительно порода номер один в Китае».

В 80-е годы, табунщики освоили естественные самые разные науки. На третьем курсе института Ли Чжэнпинь отправился в Гуанчжоу на стажировку. В то время в этом регионе перед молодыми открывались прекрасные перспективы. Но гордящийся своими достижениями Ли Чжэнпинь, по окончанию института решил вернуться на родину. Откуда он мог знать, что его жизнь и все пастбище ждут драматические перемены.

«В начале 90-х годов, пастбище считалось одним из крупнейших государственных предприятий. Именно поэтому я решил там работать. Спустя всего несколько лет, с проведением модернизации китайской армии и либерализацией экономики, развитие всего региона стало замедляться. К 2000-му году в результате механизации армии Китая, потребность в боевых конях отпала. Пастбище начало стремительно приходить в упадок».

Хозяйствам не хватало рабочих рук и притока специалистов. Эксплуатация ресурсов и развитие животноводства в таких условиях стали невозможны.

«Третье поколение, наша молодежь часто спрашивала: "Моя специальность – деловой английский язык. Почему я здесь? Мне нечего здесь делать и нечего любить!" Я их понимаю. Они любят родной край, но тут нет возможности реализовать себя».

Взгляд Ли Чжэнпиня тускнеет, на лице проступает грусть. Видно как глубоко он переживает утрату культурного наследия и славы боевых коней.

«Лошади – ранимые, умные и преданные животные. В эпоху холодного оружия, конница остались в далеком прошлом. Мы провели всю молодость верхом. И я совсем не хотел уезжать. Мой сын пока мал, он любит пастбище. Я сразу сказал ему, что хочу, чтобы он посмотрел мир и получил образование. Но если по окончанию учебы он вернется, я буду очень рад».

Сегодня у третьего поколения Шаньданских лошадников появилась надежда на светлое будущее. В действие вводится новый план развития. Конезавод станет частью «Нового шелкового пути». На базе Шаньданьского пастбища планируется создать центры сельскохозяйственной селекции, современного животноводства и экологического туризма. Благодаря развитию «Нового шелкового пути», пастбище ждет свежий старт.

Сейчас от Шаньданьского пастбища до ближайшего населенного пункта –– 5 часов езды на автомобиле. Несмотря на труднодоступность ни один из побывавших здесь не жалеет о визите. Ведь здесь путников ждет самое большое в мире пастбище с пасущимися на них конями, ледяные горные вершины, окутанные облаками и долины с бескрайними полями рапса. Кто-то так описал свои впечатления о визите на пастбище: «Чтобы увидеть самые красивые пейзажи, нужно пойти по самой трудной дороге». Ли Чжэнпинь нам рассказал одну поучительную историю.

«У нас на горе Циляньшань растут белые цветы под названием "цветы румянца". Мы очень дорожим ими из-за красоты и редкости. Однажды летом, когда мне было 24 года, мы приятелями пошли на лошадях по лесу. В самой глубокой части леса я вдруг увидел горы – на высоте 4000 метров они были покрыты цветами румянца. Это просто чудо! Я прожил здесь всю жизнь, но именно в тот момент впервые был столь глубоко поражен красотой своего края. Именно тогда я понял- для того, чтобы увидеть и постичь истинную красоту, стоит приложить все усилия и преодолеть любые трудности».

В Китае есть поговорка: «Будущее светлое, да дороги суровые». За свою историю Шаньданьское пастбище много раз переживало удары судьбы. За два десятка крайне тяжелых лет пастбище раскололось на кусочки. Но эти кусочки скоро будут восстановлены и заботливо вставлены в мозаику «Нового шелкового пути».

Ли Чжэнпинь стоит под дождем, вглядываясь вдаль и неся в сердце простую и чистую мечту. Он уверен, что все будет хорошо, и он и его родные дождутся возрождения этого чудесного края…

-0-

[  Распечатать ][  Отправить другим ][  На первую страницу ]
Другие новости по теме
Прокомментировать
© 2011 CRIrussian.ru.  «Международное радио Китая». Все права защищены.