Китай и китайцы
Чэнь Даньцин
  2014-08-20 10:47:09     Международное радио Китая
  

скачать аудиофайл

 

Его имя в списке «50 влиятельных представителей интеллигенции Китая» (2004 г.), а также среди «10 выдающихся представителей китайской элиты» (2005 г.) и «10 выдающихся китайских коллекционеров» (2008 г.). Он назван «Самым интересным писателем» (2011 г.) и избран почетным профессором Гуманитарного института Чжэцзянского университета (2011 г.), а в прошлом году его назвали «Китайский идеалистом» (2013 г.).

Чэнь Даньцин 陈丹青 - наиболее влиятельный современный художник, писатель, литературный критик и ученый. Окончил Центральную художественную академию. Во время культурной революции был сослан в село и в 1970 -1978 годах работал на юге провинции Цзянси и севере провинции Цзянсу, самостоятельно учился живописи, стал достаточно известным художником среди молодежи. В 1980 году его картины о Тибете стали событием мира искусств, как в стране, так и за рубежом, считаются классикой современной реалистической живописи, основанной на европейских традициях. Помимо живописи, опубликовал более десяти произведений литературы. Для картин и книг Чэнь Даньцина характерны простой и элегантный стиль, мудрость и откровенность, они отличаются уникальным обаянием. Хотя первые шаги в живописи он делал самоучкой, но его работы стали известными. В 1978 был принят в Центральную художественную академию в аспирантуру живописи маслом, что позволило ему получить диплом художника.

В 1953 году, когда Чэнь Даньцин родился, его отец Чэнь Чжаочи, который очень любил поэзию Вэнь Тяньсяна дал ему имя丹青, взяв иероглифы из строки поэта «留取丹心照汗青», что означает чистое сердце и верность. Чэнь Даньцин рос на шумных шанхайских улицах, с раннего детства любил рисовать. Он вспоминает: «С детства хотел быть художником, очень хотел, но и очень ясно себе это представлял. Мой отец, прежде всего, привил мне любовь к литературе, искусству, учил меня теории литературы, был первым учителем, определившим мои позиции в искусстве».

Когда Чэнь Даньцину было 4 года, на отца навесили ярлык «правого элемента», потому что дедушка Чэнь Даньцина Чэнь Дичжун учился в военной академии Вампу. Все книги, картины, которые были в семье, изъяли и уничтожили. Маленький Чэнь Даньцин был так потрясен этим, что за весь день не произнес ни слова. Отец, успокаивая его, сказал, что если нет альбомов по искусству, чтобы копировать картины, то можно рисовать в парке, на улице. И вот однажды отец нашел на дороге игральную карту, на тыльной стороне карты была изображена картина русского художника, отец дал Чэнь Даньцину скопировать ее, что тот сделал очень точно.

В 14 лет Чэнь Даньцин начал вместе со школьным учителем рисования повсюду делать портреты председателя Мао. Взбираясь на строительные леса, они рисовали на жести или на стенах портреты размером в несколько метров, за два года нарисовали более 120 портретов председателя Мао. Самый большой из них был на одном химическом заводе в пригороде Шанхая на берегу Восточно-Китайского моря. С двумя рабочими он забирался на высоту 6 метров и на жести рисовал портрет председателя. А по ночам Чэнь Даньцин копировал картины Леонардо да Винчи, Микеланджело.

Первой картиной живописи маслом, которую скопировал Чэнь Даньцин, была копия пейзажа Левитана. Завершив работу, Чэнь Даньцин остался очень доволен результатом, сразу же поднес к лампе, чтобы насладиться блеском картины, но картина не блестела, только потом он узнал, что у него были акварельные краски. Так как многие копии картин европейских художников попадали в Шанхай, то у Чэнь Даньцина была возможность изучать европейскую живопись. Когда он впервые увидел альбом по истории европейской живописи, то невероятно взволновался. Этот опыт общения с западной живописью повлиял на его последующую серию картин о Тибете.

В 1970 году 16-летний Чэнь Даньцин стал ссыльным «культурной революции». В свои 16 лет юноша оказался далеко от близких, работал в сельских бригадах в Южной Цзянси, в Северной Цзянсу. Лишение шанхайской прописки было для него большим ударом. Чэнь Даньцин говорит: «Я вспоминаю, что был в полном отчаянии, чувствовал, что проваливаюсь в бездну. Я вырос в Шанхае, а здесь жили при свете керосиновой лампы, спали втроем на одной кровати. Помню, как однажды всю ночь не мог заснуть. Несколько крыс по полкило весом сновали туда-сюда по нашему одеялу. На следующее утро пошел дождь, звук дождя, бьющего по черепице, был таким странным. Я вышел с папиросой в зубах, смотрел на поле рисовой рассады, на апрельский дождь в горах, абсолютно безнадежным взглядом, на душе было пусто.

Работать в поле и высаживать рассаду было очень тяжело. В горах земля с песком, ранила пальцы до крови. Прополоснув в воде руки, продолжал втыкать в землю рассаду. Но после работу, под москитной сеткой сетки доставал томик Пушкина и читал, это была огромная радость. Я приспособился к сельской жизни, ровно высаживал рассаду, научился носить грузы на коромысле, мог нести на плече 50-килограмовй мешок с зерном, а 50 кг зерна нести тяжелее тем, что-то другое такого же веса. 5 километров по лесной дороге не менял плечо. Как идти в гору, как спускаться с горы, как пройти по дамбе, как ходить по скалам, все умею. Добравшись до зернохранилища, смотрел на золотистое зерно, очень красиво. В хранилище было так много зерна, что, когда высыпал из своего мешка, то оно там растворялось».

В 20 лет Чэнь Даньцин перевелся на работу в сельскую бригаду коммуны Цзянпу шицяо на севере провинции Цзянсу. В течение почти года, сидя на корточках, расписывал погребальные урны на местном заводе по производству ритуальной утвари. Он был в подавленном настроении, часто со старым плотником пили вино с солеными овощами. В 22 года с большими усилиями попал в список по отбору грузчиков для управления торговли Нанкина. Заполнил все бумаги, прошел медицинский осмотр, но в последнюю минуту ему отказали. Потому что он был сослан из Шанхая, то его включили в список сосланной молодежи в Нанкине. Возвращаясь назад, он попал под сильный дождь, серьезно заболел.

В искусстве Чэнь Даньцин дебютировал рано. Даже работая в селе в чрезвычайно тяжелых условиях, он постоянно самостоятельно учился живописи. В 20 лет он был переведен в группу обучения издательства революционных комиксов провинции Цзянси, каждый день рисовал комиксы, ему это даже нравилось. Но в 1973 ушел с этой работы. В 1974 был переведен в группу живописи маслом, начал писать революционные картины, его первая картина маслом - «Ветераны и молодежь». В 1974 году, попросив у родственников 40 юаней, из Цзянси отправился на пароходе в Шанхай, а затем на поезде в Пекин, чтобы увидеть Национальную художественную выставку. Весь день он провел на выставке. В 1975 году Чэнь Даньцин делал иллюстрации для романа «Крепость Цинши». Уже тогда его картины были достаточно уверенными, вызвали потрясение среди художников в Нанкине. В 1976 Чэнь Даньцин создал большую картину маслом «Письмо председателю Мао».

В 1976 году был откомандирован в Тибет. Это была его первая поездка в горный край. Тибет оказал решающее влияние на Чэнь Даньцина. В период «культурной революции» он нашел особую тему - тему этнических меньшинств, что заложило основу для последующего в 1980 году создания цикла «Тибетских картин». После смерти Мао Цзэдуна можно было изображать трагедию, слезы людей. Потому что во время «культурной революции» на картинах нужны были только улыбающиеся цветущие лица.

Поэтому первые выдающиеся работы маслом «Богатый урожай в слезах», «Тибетский поход», созданные в 1977 году, попали на «Национальную художественную выставку», «Всеармейскую художественную выставку». В 1977 году он создал серию картин «Чжоу Эньлай в молодые годы в Тяньцзине». В 1978 году по заказу газеты «Ляньхуань хуабао» работал над серией книг с картинками «Образцовое поведение». В то время эти работы имели большое влияние в стране. Чэнь Даньцина стали называть «художником образованной молодежи» и самым выдающимся из них.

В 1978 Чэнь Даньцин был принят в аспирантуру Центральной художественной академии. В 1980 для подготовки выпускных работ во второй раз отправился в Тибет, создав семь картин и множество этюдов. Это картины: «Мать и дитя», «Пастухи», «Паломничество», «В городе 1», «В городе 2», «Мытье головы», «Камба». В последующем их стали назвать «Тибетскими картинами». В тот момент Чэнь Даньцину было всего 25 лет.

 

Тогда в 1980 «Тибетские картины» картины вызвали потрясение в мире искусства, все газеты наперебой старались написать об этих работах художника. «Тибетские картины» создали ему имя в художественной среде, стали примером классического реализма. Эта серия картин о Тибет продолжает привлекать к себе внимание ценителей искусства, становится предметом исследований в стране и за рубежом. В мире искусства даже есть определение «харизма Чэнь Даньцина».

[  Распечатать ][  Отправить другим ][  На первую страницу ]
Другие новости по теме
Прокомментировать
© 2011 CRIrussian.ru.  «Международное радио Китая». Все права защищены.