В. Парамонов: ЭПШП – пока не интеграционный проект (вторая часть)
  2017-04-21 11:21:15     Международное радио Китая
  
Россия, Китай, иные центры силы тяжести влекут Центральную Азию в разные стороны. Все это значительно препятствует процессу интеграции в сердце евразийского континента, в том числе эффективному продвижению интеграционной инициативы Экономического пояса Шелкового пути, считает руководитель аналитической группы «Центральная Евразия» (www.ceasia.ru, Ташкент, Узбекистан) ВЛАДИМИР ПАРАМОНОВ. О путях развития и интеграции региона в глобальную экономическую систему, а также отношениях между Китаем и странами ЦА политолог рассказывает в эксклюзивном интервью МРК.

МРК: Какое влияние на развитие Узбекистана и Центральной Азии оказывает строительство Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП)? Какую роль играет Узбекистан в интеграционном процессе?

В. П.: ЭПШП может оказать на развитие Узбекистан и Центральной Азии принципиально важное, причем положительное влияние, особенно в случае если наполнит реальным содержанием идею масштабного сухопутного экономического взаимодействия в Евразии, особенно между Китаем, Россией и Европой.

Главное – должна быть создана не только соответствующая транспортная инфраструктура (в первую очередь железнодорожная), но и получить развитие крупные промышленные, сельскохозяйственные и инфраструктурные проекты с участием Узбекистана, других стран региона и России. Эти проекты должны усилить связи между реальными секторами экономики на постсоветском пространстве. Однако, до тех пор пока этого не произошло говорить об успешности ЭПШП и его положительном влиянии на процессы в Евразии пока преждевременно.

МРК: В середине 2016 года отношения между РУз и КНР был подняты на уровень всестороннего стратегического партнерства. После того, как Шавкат Мирзиёев был избран президентом Узбекистана, двусторонние отношения проявили тенденцию дальнейшего развития. Как вы оцениваете перспективы узбекско-китайских отношений?

В. П.: Крайне трудно оценить отношения без проведения соответствующих исследований, в рамках которых могли бы быть комплексно рассмотрены все основные аспекты данных отношений (политические, экономические, социальные и иные), причем в период с 1991 года по настоящее время, а также была бы предпринята попытка их прогноза. Подобного рода открытые исследования к огромному сожалению не проводятся нигде в мире, в том числе в Китае. По крайней мере, нет соответствующих публикаций на том же русском языке. Моя исследовательская группа – одна из немногих, которая пытается заниматься этими вопросами, причем применительно к отношениям между Китаем и всеми пятью странами Центральной Азии (Казахстаном, Кыргызстаном, Таджикистаном, Туркменистаном и Узбекистаном), а не только к отношениям между Китаем и Узбекистаном. Многие наши работы доступны на сайте проекта «Центральная Евразия», www.ceasia.ru.

Среди них такие, есть например, такие уникальные книги как «Китайское экономическое присутствие в Центральной Азии», «Китай в Центральной Азии: политика, экономика, безопасность», «Присутствие России и Китая в ТЭК стран Центральной Азии».

Однако, практически все наши работы по вопросам отношений между Китаем и странами Центральной Азии были опубликованы уже достаточно давно и датируются не позднее 2010 года. Главная проблема для нас и для других исследователей из нашего региона заключается в том что в последние годы значительно уменьшился спрос на работы по теме отношений между Китаем и Центральной Азией. Складывается ощущение, что эта тема никому не интересна, в том числе даже самому Китаю.

Поэтому мне сложно говорить и о китайско-узбекских отношениях. С одной стороны их динамика (особенно торговая), безусловно, выглядит положительной. Однако, с другой стороны, мне сложно говорить о качестве данных отношений и об их будущем. Скорее всего, на пути этих отношений существует много проблем, решать которые пока никто не собирается: ведь не проводится соответствующих исследований! Кто и как тогда будет выявлять эти проблемы и предлагать пути их решения?!

МРК: В начале марта этого года объявлено то, что строительство четвертой нитки газопровода «Центральная Азия – Китай» через территорию Узбекистана отложено на неопределенный срок. Ташкент объясняет это тем, что постройку не включили в государственную инвестиционную программу на 2017 год. Но некоторые китайские эксперты скептически смотрят на это. Они считают, что в этом вопросе действует геополитические факторы. Вы с ними согласны?

В. П.: Мой ответ на этот вопрос тесно связан с ответом на предыдущий вопрос. У меня складывается впечатление, что, к сожалению, ни сам Пекин ни те же названные вами «китайские эксперты» совершенно не заинтересованы к привлечению экспертов из Центральной Азии к исследовательской работе. А без этого невозможно качественно и всесторонне оценивать какие-либо проблемы. Поэтому по поводу данного газопровода и многих других проектов существует много непонимания и откровенных ошибочных оценок. Еще раз повторю: оценки надо строить на основе проведенных исследований всего спектра отношений между Китаем и Узбекистаном, Китаем и странами Центральной Азии. Если таких исследований не проводится, то оценки будут неглубокими или даже ошибочными.

На мой взгляд, проблемы вокруг газопровода носят не только геополитический характер, а их решения связаны с налаживанием элементарных исследовательских форм сотрудничества между Китаем и странами Центральной Азии, а также между Китаем, Россией и странами Центральной Азией.

( * Мнения эксперта не обязательно совпадают с позицией и мнением Международного радио Китая )

[  Распечатать ][  Отправить другим ][  На первую страницу ]
ДРУГИЕ НОВОСТИ ПО ТЕМЕ
ПРОКОММЕНТИРОВАТЬ
 
САМЫЕ ЧИТАЕМЫЕ
КАРТИНКА ДНЯ
ВИДЕО
СПЕЦТЕМЫ
© 2016 CRIrussian.ru. «Международное радио Китая». Все права защищены.             О НАС     ПАРТНЕРЫ      АРХИВ