• О службе радиовещания на русском языке• О Международном радио Китая
Фондовые индексы
Курсы валют
Прогноз погоды
China Radio International
Китай
Мир
Россия
СНГ и Балтия
 Экономика
 Культура
 Наука и техника
  Спорт

Участие Вэнь Цзябао в заседании ШОС

Запуск "Шэньчжоу-6"

50-летие образования Синьцзян-Уйгурского автономного района

40-летие образования Тибетского автономного района
подробнее>>
(GMT+08:00) 2004-12-15 14:35:46    
Тяньцзиньская ветвь эмиграции-2

Международное радио Китая

Русский комитет в Тяньцзине просуществовал недолго. В то время русские метались по Китаю, и каждый больше беспокоился о собственной судьбе, чем о создании общественной организации. Следующую попытку самоорганизоваться эмигранты предприняли только через пять лет, основав Русскую национальную общину. Хотя многие русские в Тяньцзине с прохладцей отнеслись и к этой идее, 16 июня 1928 года прошли первые выбора уполномоченных (депутатов). Председателем стал бывший русский дипломатический агент в Урге А.А. Орлов, которого вскоре сменил Г.А. Вержбицкий - тянь-цзиньский представитель главы русской эмиграции в Китае Д.Л. Хорвата.

4 декабря 1928 г. общее собрание уполномоченных Русской национальной общины подвело первые итоги своей деятельности: откорректирован устав, установились связи с китайскими властями и другими эмигрантскими организациями в Китае, расширилась благотворительная деятельность. В Общине было зарегистрировано 387 русских тяньцзиньцев, в том числе 55 женщин.

Одним из мероприятий, которое провела община, была организация бесплатных курсов "Отечествоведения" для эмигрантской молодежи. Занятия проводились вечерами в помещении Русской школы. Основатели курсов решили читать лекции по трем основным предметам: История русской литературы, русская история и география России. Первые лекции обнаружили, что молодежь совершенно не заинтересована в получении новых знаний, а на занятия приходили люди среднего и пожилого возраста. Через некоторое время курсы прекратили свое существование.

Русская национальная община слилась с Русским клубом и окончательно прекратила свою деятельность с учреждением Антикоммунистического комитета в Тяньцзине.

Идея организовать в Тяньцзине Русский клуб возникла в 1914 году, когда вся русская колония насчитывала меньше 200 человек. 31 октября 1914 г. российский генеральный консул в Тяньцзине П.Г. Тидеман утвердил устав Клуба. Вторая статья его гласила, что основной задачей Русского клуба является: "Объединение членов Русской колонии в Тяньцзине и укрепление связей между русскими и иностранными резидентами путем предоставления им возможности пользоваться помещениями Клуба для устройства собраний и организации общественных развлечений".

По-настоящему работа в Русском клубе началась позже, в 1918 году, когда в Тяньцзине было основано Русское общественное собрание. По уставу, утвержденному в Пекине в 1918 году, целью этого собрания являлось "объединение всех русских граждан, проживающих в Тяньцзине, на почве культурно-просветительских, политических и общественных интересов колонии". Член клуба И.И. Серебренников отмечал, что "ближайшими конкретными задачами собрания ставились: содействие развитию русского дела в Тяньцзине; деятельное участие в выборах в Общественный совет Русской концессии, причем Собрание должно было стремиться к проведению и поддержанию в Совете концессии русского большинства, которое должно было поставить русскую концессию на надлежащую высоту, устройством культурно-просветительских учреждений".

Основателями Русского клуба и общественного собрания были россияне-старожилы Тяньцзиня. В него принимали всех желающих, без различия политических убеждений и вероисповедания. На собранные средства общественное собрание купило дом в Русской концессии на углу улиц Поппе и Паркес. В верхнем этаже разместилась библиотека в три тысячи томов, собранная на пожертвования.

Большое влияние в Русском клубе имели члены местного Общевоинского союза. Одним из первых воинских обществ в Тяньцзине было отделение Союза бывших военнослужащих Российской Армии и Флота. Оно было основано в сентябре 1926 года. Тогда отделение Союза возглавляли гвардии полковники А.П. Бендерский и П.А. Веденяпин и моряк Л.П. Муравьев. Отделение было деятельным и работало до 1937 г., когда оно было закрыто японцами.

Комитет старшин, руководящий орган Русского клуба, арендовал большой двухэтажный особняк с просторной усадьбой и надворными постройками. В одной из этих построек разместилась канцелярия Воинского Союза, а в другом - правление Русской национальной общины. Так появился целый русский городок. В зале Русского клуба была устроена небольшая сцена, где ставились спектакли и концерты. На содержании клуба находился оркестр с постоянным составом. В саду имелась специально оборудованная паркетная площадка для танцев. Работала библиотека, взятая в аренду у православного братства, затем переданная публичной библиотеке "Наше Знание". В клубе кроме коммерческих мероприятий, дававших средства для его содержания, проводились и благотворительные вечера. Клуб помогал существовать многим русским эмигрантам.

Остро стояла проблема обучения детей россиян. Им приходилось посещать английские школы. Во второй половине 1920 г. в русской колонии в Тяньцзине был создан Русский школьный комитет (председатель П.В. Вологодский, секретарь К.А. Ларфирьев), который на собранные деньги открыл школу в помещении конвоя Русского консульства. В ней занимались по учебным программам гимназий.

10 марта 1939 г. в Тяньцзине была открыта Российская художественная школа, которая стала единственной в своем роде на Дальнем Востоке. Основателями школы были братья: художник Н.Задорожный, священник Ф.Задорожный и инженер И.Задорожный. Занятия велись по программам русских художественных школ. Выпускники имели право преподавать в общеобразовательных заведениях. Принимались и вольнослушатели.

Японская оккупация внесла много сложностей в жизнь русской колонии в Тяньцзине, особенно учреждение под эгидой японских властей в октябре 1937 года Антикоммунистического комитета. Доносы, уничтожение без суда и следствия политических противников, шпиономания, закрытие русских газет даже нейтральной ориентации и многое другое стали главным орудием японского курса на "упорядочивание" образа жизни, то есть на японизацию. Но это особая, другая тема.